В логике «эко»

Национальном системы сертификации органических хозяйств в России еще нет, но предприятия, выпускающие биопродукты, уже существуют. Некоторые даже идут на то, чтобы подтверждать свою «органичность» зарубежными сертификатами. Одним из первых в 2008 году «нащупал» нишу органики проект «чистая еда», выращивающий на экологически чистых землях краснодарского края овощи и зерновые, а также производящий молочные продукты.

Управляющий компании Вальтер Борио, наполовину итальянец, наполовину испанец, в России с 1990-х годов. Еще в 1980-е он имел дело с российскими партнерами, работая в Италии в компании «Асти», — поставлял вина в валютные магазины «Березка». В 1990-е приехал работать в отечественный филиал компании «Чупа-Чупс», а с 1998 по 2008 год был антикризисным менеджером, «обновив» за этот период около ю российских предприятий. Уволить половину персонала, поднять продажи вдвое за короткий срок — для него это были, как рассказывает Борио, простые задачи. Но хотелось более сложного дела, к которому лежала бы душа. Например, создавать продуктовые бренды — такие как французское «Бордо» или итальянская «Парма». Во время работы на Уфимском мясокомбинате у Вальтера Борио возникла идея выпустить линейку экологически чистой продукции и сделать, в частности, из башкирской конины республиканский бренд, своеобразный «знак качества». По его словам, он вышел с этим предложением на руководство республики, но там дали понять, что если кому-то и заниматься таким важным делом, то не заезжим итальянцам.

Зато Борио легко нашел взаимопонимание с Михаилом Николаевым, крупным бизнесменом, основателем страховой компании «Наста». Николаев решил вложить часть средств, вырученных от продажи страхового бизнеса в 2007 году, в сельское хозяйство: организовал винодельческое хозяйство в Краснодарском крае и начал производить натуральное вино под маркой «Лефкадия». А потом ему захотелось не только пить высококачественное вино, но и есть экологически чистые продукты, в происхождении которых он был бы уверен, объясняет Вальтер интерес Николаева к органическому сельскому хозяйству. В 2008 году стартовал проект по производству органических продуктов «Чистая еда» на семи гектарах возле села Молдаванское в Краснодарском крае: начали заниматься био-овощеводством, параллельно переводя часть земель в категорию органического земледелия. Потом построили цех по сортировке продукции, а в 2009 году начались первые поставки в местную сеть супермаркетов «Табрис».

Сегодня под органическое земледелие «Чистая еда» использует уже 1,5 тыс. га, и еще 5,5 тыс. готовит к сертификации для производства биосельскохозяйственной продукции. Хозяйство работает по контрактному принципу: участки земли сдаются в аренду фермерам, у которых инвестор затем выкупает урожай. Как рассказывает Вальтер, Михаил Николаев уже вложил не меньше 30 млн рублей в проект по производству биопродукции — в закупку тракторов, строительство теплиц и пр. У хозяйства несколько направлений: кроме овощеводства, есть зерноводство (пшеница, рис) и животноводство (коровьи и козьи фермы). Компания самостоятельно перерабатывает молоко и выпускает широкую линейку итальянских и французских сыров («Латтерия», «Скаморца», «Камамбер», «Шеврет» и пр.).

Условия для органического земледелия в Краснодарском крае Борио считает оптимальными: коровы могут пастись и кормиться на полях вплоть до ноября, переходя на сено только в декабре-феврале. Погодные условия благоприятные: хозяйство находится на той же широте, что и Прованс, рядом — Черное море. Впрочем, это не значит, что выращивание биопродукции идет гладко. «Мы только учимся, делаем много ошибок, — говорит Вальтер. — В этом году планировали получить 4 тонны органических дынь, а удалось вырастить только 1,2. С «Азбукой вкуса» у нас был договор на поставку 120 тонн арбузов, но случился сбой, и мы не смогли и 10 тонн им привезти. Так работает природа, ничего не поделаешь».

Органическое сельское хозяйство более трудоемко, чем традиционное, так как нельзя использовать химикаты в борьбе с насекомыми и сорняками, химические удобрения, присутствует много ручного труда — например, при прополке сорняков. При этом урожайность, которой удается достичь, пока в два раза ниже, чем при традиционном земледелии. Поскольку нельзя использовать пестициды, из-за насекомых-вредителей урожай помидоров первого сорта оказывается вполовину меньше. А второй сорт идет уже на переработку — в томатный сок, пюре и пр. Разумеется, биофермерам не нужно закупать химикаты, однако экономии никакой из этого не происходит: больше уходит на средства биозащиты и наем дополнительных работников, не говоря уже о резком снижении урожайности.

Фермеров, согласных заниматься органикой при таких раскладах, удается привлекать благодаря тому, что «Чистая еда» выкупает у них продукцию по таким ценам, которые позволяют избежать потерь. Разницу пока оплачивает инвестор из своего кармана, рассказывает Борио; для Николаева принципиально важно соблюдение принципов органического сельского хозяйства. Фермерам предоставляется не только земля в аренду, но и помощь со стартовым капиталом и оборудованием. Среди пары десятков фермеров, сотрудничающих с «Чистой едой», не только россияне, но и европейцы, уже имеющие опыт выращивания биопродукции, — например, француз Жан-Пьер Менини, который до приезда в Россию 25 лет занимался органическим сельским хозяйством у себя на родине.

Почему урожайность органического сельского хозяйства в России много ниже, чем у традиционного? Ведь в Европе есть уже примеры того, что они могут быть на одном уровне. Дело в отсутствии опыта: в Германии первые биофермеры появились почти сто лет назад, говорит Вальтер. К тому же биозащита в России в несколько раз дороже, чем в Европе. Рынок очень маленький, поэтому специализированные фирмы могут держать высокие цены. Содержание животных обходится дорого: принципы органики не предполагают использования переработанных комбикормов, коровы должны иметь свободный выпас и натуральный корм.

Более низкая урожайность органики должна оправдываться высокими ценами реализации — «премией» за экологическую чистоту и натуральность продукции. Сыры, произведенные «Чистой едой» из органического молока, продаются по 500-850 рублей за килограмм. «Наши сыры дорогие, — поясняет Борио, — потому что у нас коровы не дают 40 литров молока в сутки — максимум 12-19. Они кормятся на полях».

Сыр, горошек и томатный сок — самые продаваемые позиции проекта на сегодня. Их можно найти не только на юге, но и на московском рынке: в сети «Био-маркет», «Синьор Сормаджо», фермерском кооперативе LavkaLavka; кроме того, компания реализует значительную часть продукции по частным заказам. «Чистая еда» смело может позиционировать себя в качестве органического производителя, так как имеет все необходимые для этого основания: международный сертификат компания получает в Санкт-Петербурге, в компании «Экосоюз», являющейся российским филиалом ICEA, итальянского сертифицирующего органа.

Дважды в год в хозяйство приезжают с проверками инспекторы, берут пробы земли.

По-настоящему зарабатывать на органике у проекта пока не получается, признает Вальтер Борио. Объемы продаж невелики: в прошлом году оборот составил 12 млн рублей, в этом он ожидает 13-14 млн. Чтобы проект покрывал свои расходы, он должен продавать минимум на 20 млн рублей, подсчитывает Вальтер.

Но перспектива есть, и продажи уже растут. Потребители привыкают к натуральным продуктам, начинают понимать, что такое органика. В прошлом году «Чистая еда» продавала 5 кг сыра в неделю, а сейчас, отмечает Борио, уже 30-50 кг. К концу года должны выйти на недельные продажи в 100 кг, прогнозирует он. Рост заказов на биопродукты уже начинается и должен усилиться в сентябре, когда в Москву возвратятся те, кто уезжал на лето. Спрос на био растет: те фирмы, которые раньше брали по 2 кг камамбера, заказали уже по 10 килограммов, говорит Борио. По сырам ему удалось уже выстроить стройную систему продаж: небольшие партии развозятся по заказу частным клиентам, в LavkaLavka, в рестораны. «Возим тем, кто ценит «вонючий» сыр, с выраженным запахом, — говорит Борио. — Многие ведь до сих пор говорят, что им такой сыр не нужен. Надо еще приучить к нему потребителя. Мы объясняем клиентам LavkaLavka: это же сливки, трава, люцерна, клевер, благоуханье». Овощи «Чистая еда» выращивает сегодня исключительно «под заказ». В планах компании — увеличивать ассортимент биопродукции, выпускать биомед, макароны из органического сырья, томатные соусы. Борио считает, что россияне готовы переплачивать за органику — правда, при этом им нужен еще и идеальный торговый вид продукции, чего сложно добиться, не используя химикатов: насекомые «портят» внешний вид овощей. Мириться с этим хотят далеко не все покупатели.

Но чтобы сегмент органической сельхозпродукции мог развиваться по-настоящему динамично, а его участники могли выйти на миллиардные обороты, должны измениться правила игры на рынке, считает Вальтер. Рынку нужно регулирование: сейчас из-за отсутствия российских систем сертификации органической продукции любой производитель может писать на упаковке слова «эко» и «био» только потому, что такое решение принял отдел маркетинга. Для бескомпромиссных производителей органики это означает заведомо несправедливые условия конкуренции с «прилипалами». Борио с надеждой ждет принятия нового законопроекта об органической сельхозпродукции, который разработан Минсельхозом и находится на стадии обсуждения. К законопроекту есть вопросы, он несовершенен, признает Вальтер, но в данный момент принять его необходимо: это станет первым шагом в процессе создания цивилизованного рынка биоорганики, без которого ситуация так и не сдвинется с мертвой точки.

Вера Колерова

Автор: admin | 6-09-2013, 18:26 | Просмотров: 4737
Категория: Технологии
Другие новости по теме:
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.