Завтрак туриста

Интересно, что российский экофермер денег у государства не просит. Союз органического земледелия прямо подчеркивает, что специализированная финансовая поддержка на федеральном уровне в данный момент неприоритетна. Средств, которые направлены на село по существующим программам, в целом достаточно и для органического сельхозпроизводителя. «Если правительство примет федеральный закон, направленный на рост и развитие органического сельского хозяйства, то, по экспертным оценкам, в данный сектор уже в первые пять лет придет примерно юо млрд рублей частных инвестиций, — уверен Яков Любоведский. — Поверьте, эти инвестиции для развития российского села будут более эффективны, чем, например, субсидии процентных ставок на такую же сумму».

Ожидая законодательных перемен, органическое сельское хозяйство успешно доказывает, что может функционировать и в условиях самоконтроля. Объединение «Экокластер» Александра Коновалова — живой тому пример: оно вооружилось собственными нормами, которые, по признанию основателя, кое в чем жестче стандартов IFOAM. Справедливости ради стоит добавить, что мировой рынок, как правило, руководствуется национальными стандартами, и сертификаты IFOAM еще не гарантируют возможности работать на экспорт.

«Экокластер» заключает договоры на реализацию биопродуктов с производителями и поставщиками продукции по всей России. В розницу продукты попадают под единым брендом через сеть фирменных магазинов и онлайн-продажи. «Ежедневно я получаю десятки звонков с предложе-
ниями совместной работы, — говорит Коновалов. — Но для того, чтобы стать нашим партнером, нужно доказать свою состоятельность. Во-первых, бизнес должен быть полностью прозрачным: мы контролируем весь цикл производства, от закупки сырья до продажи конечному потребителю. Не все соглашаются работать согласно нашим строгим внутренним стандартам качества. Во-вторых, даже если производитель в настоящий момент не имеет органического сертификата, он должен понимать, что это непременный следующий логический шаг».

Александр Коновалов, друг и бывший партнер пионера российского предпринимательства Владимира Довганя, в аграрный бизнес пришел из компании «Эдельстар», занимавшейся сетевым маркетингом косметики. В 2009 году он принялся строить в Подмосковье первую в России экоферму — хозяйство с коровами, огородом и гостиницей. Новый для рынка агротуристический формат
оправдал себя быстро: вложив $1 млн собственных средств, фермер вывел хозяйство на безубыточность уже через полгода. Общий срок возврата инвестиций Коновалов оценивает в пять с половиной лет. Постепенно удалось освоить и особенности работы с животными, и технологию молочного производства (ряженку и творог на ферме готовят по народным старорусским рецептам), и прочие премудрости «органической хореки».

В «Коновалово» съезжаются не только ради бани и парного молока, но и за свежими впечатлениями. Гостей водят в соседний лес по грибы, для них проводят кулинарные мастер-классы на натуральных продуктах, организуют экскурсии в коровник, где буренки смотрят специально установленные телевизоры, транслирующие виды альпийских лугов. Сейчас агротуризм в общей структуре доходов фермера занимает около 30%, остальное — выручка от продажи органических продуктов. Когда Коновалов понял, что спрос на продукты явно превосходит его возможности, он стал привлекать в помощники соседей, а затем и фермеров из других регионов. В ассортименте «Экокластера» овощи, орехи, грибы, ягоды, мясо, бакалея, детское питание — все в разы дороже, чем «неорганические» аналоги в розничных сетях, однако потребитель охотно голосует за натурпродукт рублем. Совокупный оборот от фермерской деятельности за прошлый год Коновалов оценивает в 48 млн рублей в год, причем в этом году он ожидает роста на 10-12%.

Предприниматель рассказывает, что быстро уперся в потолок: число партнеров «Экокластера» приблизилось к сотне, магазин приносил максимально возможные продажи, а расширять хозяйство стало некуда — появились бюрократические проблемы по переоформлению категории земель. Толчок к дальнейшему развитию дал исполняющий обязанности губернатора Московской области Андрей Воробьев: после личного визита на экоферму он пообещал Коновалову свое содействие. «Я одним из первых подписал инвестиционное соглашение в своем районе на строительство нового агротуристическо-го комплекса, — говорит фермер. — Но реальной помощи так и не дождался — до вмешательства первого лица. У агротуризма огромный потенциал: в Европе он по популярности бьет все рекорды. А у нас Министерство туризма, куда мы пару месяцев назад написали письмо, видимо, занято решением других задач. Ни ответа от них, ни привета».

Сейчас Коновалов весь в делах — строит ферму «Коновалово-2». В проекте предусмотрен новый отель на 36 человек с конференц-залом, теннисный корт, вертолетная площадка. На этом предприниматель не остановится. Он готовится тиражировать свое ноу-хау и разрабатывает франчайзинговое предложение на открытие экофермы для партнеров. Предметные переговоры уже ведутся с Санкт-Петербургом, Воронежем, Самарой, Нарьян-Маром, Новосибирском. С пробелом государства по части профессионального специализированного образования фермер тоже планирует справляться своими силами: следующим шагом станет открытие учебного центра, в котором преподавать тонкости организации органического агробизнеса будут непосредственно «на натуре».

Независимые объединения поставщиков и производителей, подобные «Экокластеру», могут стать действенным выходом для новичков в аграрном бизнесе, которых в органике особенно много. «В США и Европе по подобной схеме работает огромное количество мощных кооперативов с миллионными оборотами», — утверждает Коновалов. С ним соглашается Яков Любоведский: «Стандарты органического сельского хозяйства удобнее всего выдерживать на средних и мелких сельхозпредприятиях. Скорее всего, в России в этом секторе будут преобладать именно крестьянские (фермерские) и личные подсобные хозяйства, объединенные в кооперативы, товарищества, партнерства — для получения преимуществ, которые обычно имеют крупные игроки. Для отрасли это только на пользу, ведь кооперативы — это объединение труда, а не капиталов, как в акционерных обществах». Развитие кооперативного движения, кстати, может в определенном смысле защитить рынок от «интервенции» со стороны западных агропромышленных холдингов: скупать тысячи локальных сельхозпроизводителей, в отличие от крупных компаний, весьма затруднительно.

В светлом будущем российского села Александр Коновалов не сомневается: «Я абсолютно уверен, что если появится законодательный регламент по работе с органическим хозяйством, то Россия уже к 2020 году может выйти в мировые лидеры по производству органической продукции». Почему именно к 2020-му? Арифметика простая: если в ближайшее время фермеры смогут подать заявки на международные сертификаты, то получат они их спустя два-три года: столько занимает стандартный конверсионный период, процесс перехода от интенсивных технологий агропроизводства к органическому земледелию. Плюс срок на «раскачку»: запуск производства, маркетинг, завоевание доли рынка. Учитывая, что объем мирового рынка органики в 2020 году приблизится к $200-250 млрд, бороться есть за что. По данным ВНИИ «Агроэкоинформ», потенциал рынка органической продукции в России к этому времени составит 300-400 млрд рублей. Еще столько же при благоприятных условиях может уходить на экспорт. В общей сложности это почти 10% мирового рынка органической промышленности.

Автор: admin | 6-09-2013, 17:48 | Просмотров: 5095
Категория: Бизнес
Другие новости по теме:
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.