Ограниченно органические

Для России современные методы ведения органического сельского хозяйства почти наверняка окажутся инновационными и смогут обеспечить куда большую урожайность, чем нынешнее отечественное интенсивное земледелие, уверен Яков Любоведский, исполнительный директор Союза органического земледелия (СОЗ). Союз был создан минувшей весной для того, чтобы объединить средних и крупных производителей органической продукции и представлять их интересы в законотворческих инстанциях. В него вошли фермерские хозяйства «Эконива» (Калужская область), «Назарьевская слобода» (Рязанская область), «Чистая еда» (Краснодарский край) и пара десятков других производителей.

— Экономическая эффективность органики налицо, — считает Любоведский. — По нашим подсчетам, она позволяет увеличивать доходы сельхозпроизводителей пятикратно. Самое важное то, что все эти доходы идут не переработчикам и перекупщикам, а производителю на земле. Все условия для производства органической продукции у нас имеются: в России не используется более 40 млн га сельхозугодий, есть огромные запасы пресной воды, богатые гумусом черноземы.

Сейчас российское органическое хозяйство все еще находится в зачаточном состоянии. Число мелких и средних ферм, претендующих на звание «органических», по оценкам игроков рынка, не превышает нескольких сотен. Производителей, сертифицировавших продукцию по международному регламенту (за неимением национального), и того меньше: в СОЗ утверждают, что их не больше нескольких десятков. Для сравнения — в Уганде их 188 тысяч, в Турции — 44 тысячи, в Индии — 548 тысяч. Да и российский потребитель пока не готов серьезно наращивать спрос. Реальный объем рынка экопродуктов в России в 2012 году составил, по данным Минсельхоза США (показательно, что соответствующей российской статистики в открытом доступе нет), $148 млн — меньше процента ежегодного объема продаж всех продуктов питания. В основном это импорт: отечественные фермеры поставляют скромную десятую долю биопродукции, которая потребляется в стране.

Для того чтобы фермер массово пошел в органику, нужно создать нормативно-правовую базу, защищающую производителя, а также соответствующую инфраструктуру — от системы сертификации до образовательных центров. Подвижки в этом направлении уже есть: прошлой осенью на рассмотрение в Госдуму РФ был внесен проект Федерального закона «О производстве органической сельскохозяйственной продукции и внесении изменений в законодательные акты Российской Федерации». Тогда законопроект отправили на доработку; в июле на портале Министерства сельского хозяйства появилась вторая редакция, вызвавшая волну замечаний экспертов. По мнению аграриев, в новой версии законопроект не корреспондирует с международными нормами ведения органического сельского хозяйства — а значит, фактически закрывает фермерам путь на экспортный рынок. Кроме этого, единоличный контроль над всеми процессами производства в нем предлагается закрепить за неназванным федеральным органом исполнительной власти. На практике это может обернуться «узким входом» в отрасль, бюрократией и взятками. СОЗ отреагировал на законопроект публикацией открытого письма в Минсельхоз и Минэкономразвития. Официального ответа пока нет.

— Во властных структурах идет противостояние двух мнений — за и против органического земледелия, — утверждает Яков Любоведский. — Лобби против — весьма сильное, так как за ним стоит большой бизнес. Органика лишает прибыли производителей химикатов, антибиотиков, комбикормов, гормонов роста, ГМО. К тому же рано или поздно биопродукты составят серьезную конкуренцию влиятельным пищевым концернам. Осень будет определяющей: либо появится политическая воля и органическому хозяйству дадут «зеленый свет», либо в России так и не будет налажено массовое производство экологически чистой продукции. Все ждут единых правил игры: во многих местах уже достаточно наработок для запуска региональных программ, только все они без единой централизованной политики не столь эффективны.

По мнению исполнительного директора СОЗ, первое, что нужно сделать, — создать на государственном уровне единый понятийный аппарат. Добиться этой цели можно уже этой осенью, если постановлением президента или главы правительства будет принят национальный стандарт. А еще лучше принять сразу технический регламент для органической сельскохозяйственной продукции. «Но это уже уровень федерального закона, его придется согласовывать через Таможенный союз, — поясняет Любоведский. — На это уйдет минимум два года».

Недовольство законом разделяют не все игроки. Заместитель генерального директора агрохолдинга «АгриВолга» Максим Огладков считает, что волнения фермеров насчет еще не принятого закона возникли от неправильного его толкования: «Отдельные фермеры почему-то думают, что как только закон выйдет, то их сразу же потеснят. А чего, собственно говоря, бояться, если ты в своем хозяйстве все делаешь правильно?» Компания «АгриВолга», на балансе у которой более 40 тыс. га сельхозугодий и сеть магазинов «УглечеПоле. Органик Маркет», входит в группу компаний «Агранта». Этой весной, вскоре после создания СОЗ, «Агранта» создала совместно с ритейлером «Азбука Вкуса» и двумя другими крупными игроками («Ариверой» и корпорацией «Органик») собственную общественную организацию — Национальный органический союз (НОС). Цели ее в целом не слишком отличаются от продекларированных СОЗ. Однако никакой публичной реакции на появление новой редакции законопроекта от этой структуры не поступало: видимо, крупных игроков в ней все устраивает.

Несмотря на явное противостояние на рынке, существует общая проблема для всех его участников — и крупных корпораций, и мелких фермеров. Отсутствие закона ставит в неравное положение тех, кто действительно производит органику, и тех, кто лишь зарабатывает деньги на модном движении. По мнению предпринимателя Александра Коновалова, владельца подмосковной экологической фермы «Коновалово» и основателя профессионального объединения производителей и поставщиков экологической продукции «Экокластер», проблема и в отсутствии информационной политики со стороны государства. «Многие игроки, зашевелившиеся на рынке в последние годы, даже не могут четко ответить на вопрос о том, что такое экологически безопасный продукт, — рассказывает Коновалов. — У них нет ни культуры, ни понимания сути органического хозяйства. В Европе субсидии фермерам за ведение органического хозяйства достигают 900 евро за гектар. По телевизору крутят социальную рекламу о важности органических продуктов. У человека вырастают крылья, ему хочется заниматься любимым делом. У нас ситуация прямо противоположная: нет ни мотивации, ни финансового стимулирования, ни помощи в построении системы конечной реализации продукции».

Автор: admin | 6-09-2013, 17:45 | Просмотров: 841
Категория: Бизнес
Другие новости по теме:
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.